Рекомендуем

Реклама

• тут купить теплый пол под плитку http://zimoy-teplo.ru/teplyjpolpodplitku/59/21/

Купить металлический гнутый швеллер по низкой цене

• Парик черный длинный посмотреть. | Canada Waterproofers - Drain Repair Plumbing Toronto

Поиск по сайту



Счетчики





Белова А.В. К изучению Нагорной проповеди

Источник: Белова А.В. К изучению Нагорной проповеди // Изучение литературы в 7 классе: Методические рекомендации для учителя / Под ред.члена-корр. РАО проф.В.Г.Маранцмана. - Москва: Классикс Стиль, 2002.

Прежде чем обратиться к чтению Нагорной проповеди, мы должны вместе с учащимися ответить на вопрос: "Почему и с какой целью мы читаем библейские тексты на уроках литературы?" Необходимо объяснить детям, что Библия (как известно, греческое слово "та библиа" означает множественное число от слова "библос" - книга) включает в себя ряд необычных книг. По мнению представителей церкви и людей, верящих в существование Бога, Библия - это Священное Писание, т.е. книги, написанные Духом Божиим через освященных от Бога людей, называемых пророками и апостолами. В светском понимании, Библия - это свод древних идеологических, исторических и литературных памятников, созданных на Ближнем Востоке на протяжении 15 веков (XIII в. до н.э. - II в. н.э.) десятками и сотнями известных и неизвестных авторов, а также редакторов и обработчиков этих книг в разных веках истории, вплоть до IV в. н. э.

Т. о., могут быть созданы совершенно разные условия восприятия Библии. Безусловно, мы не можем читать на уроках литературы Библию как Священное Писание и ставить задач приобщения к вере, это задачи уроков Закона Божия. Для нас библейские тексты - это прежде всего книги, являющиеся результатом литературного труда людей многих поколений. Можно рассказать детям об истории перевода Библии на русский язык, о том, что переводчики стремились не только к тому, чтобы русский перевод книг Священного Писания как можно больше соответствовал текстам подлинников, но также обладал литературными достоинствами. Считается, что "синодальный" перевод (был издан под покровительством Синода в 1876 году) отличается большей эмоциональностью, особым ритмом, близок по форме к стихотворениям в прозе. Однако, мы понимаем, что абсолютно светского чтения Библии быть не может, трепет, который возникает независимо от нас, при чтении Библии остается в любом случае. Для людей, стремящихся к вере, это трепет предоставленной возможности верить, для других - это трепет приобщения к тайнам Бытия, открытия неиссякаемого источника мудрости и любви.

Задача уроков литературы - используя сомнение как инструмент познания, попытаться приблизиться к осмыслению великих истин, заставить задуматься над вечными вопросами, которые задает нам Библия. Также на уроках литературы необходимо помочь детям увидеть разницу между религиозным и светским толкованием библейских сюжетов, показать, какие возможности толкования библейских текстов предоставляют литература и другие виды искусства.

Как известно, Библия состоит из Ветхого и Нового Заветов, в свою очередь, Новый Завет состоит из двадцати семи книг, главными из которых являются Евангелия от Матфея, Марка, Луки и Иоанна. При упоминании о Нагорной проповеди обычно ссылаются на Евангелия от Матфея и от Луки. На уроках литературы можно использовать тексты того и другого Евангелия в разных переводах, сопоставляя их, либо текст какого-то одного из Евангелий, например, Евангелия от Матфея, которое считается одним из самых искренних. При сопоставлении евангельских текстов и их переводов будут обнаруживаться различные противоречия. К ним можно относиться по-разному. Известно, что найденные несоответствия неоднократно осмеивались. По-своему смотрел на эту проблему П.Я. Чаадаев, который в "Философических письмах" писал о том, что работа здравой экзегезы, т. е. толкования, научила его различать в Святой Книге то, что является прямым воздействием Святого Духа, и то, что есть дело рук человеческих; поэтому боговдохновенность, покоящаяся на этом древнем произведении, не может сделать в его глазах одинаково святым и ненарушаемым каждое слово, каждый слог и каждую букву, к которым люди прибегали, чтобы передать мысль, которую Дух Святой вложил в сердца их. По мнению П.Я. Чаадаева, чтобы стать понятным для человеческого разума, божественное слово должно было использоваться человеческим языком, а следовательно, и подчиниться несовершенству этой речи. Такой подход открывает достаточно широкие возможности для толкования Библии.

Безусловно трудной оказывается задача создания Толковой Библии для детей, не случайно существует не так много изданий, толкующих именно евангельские тексты для детей, в большинстве случаев это пересказы евангельских сюжетов, так как невозможно истолковать, например, Заповеди Блаженства специально для детей или для взрослых, они одинаковы для всех, другое дело, что именно дети, обладая чистым сознанием, быстрее поймут их чистоту.

Следующий вопрос, который требует обязательного ответа: "Что отличает жанр проповеди?"

Авторы Библейской энциклопедии видят назначение этого жанра в проповедовании Слова Божия, считают, что "с самых древних времен проповедь служила и главным орудием, через которое распространялось познание веры"[1].

В Толковом словаре русского языка, выполненном под редакцией Д.Н. Ушакова, значение слова "проповедь" объясняется с точки зрения религиозного ("речь религиозно-назидательного содержания, произносимая в церкви") и светского ("наставление, нравоучение") понимания [2].

Нельзя оставить без внимания и вопрос: "Почему проповедь, вошедшая в 5-7 главы Евангелия от Матфея и в 6 главу Евангелия от Луки, называется Нагорной?"

Библия рассказывает о том, что после избрания апостолов Иисус Христос сошел с ними с вершины горы и стал на ровном месте. Здесь ждали Его многочисленные ученики и великое множество народа, собравшегося со всех концов еврейской земли и из соседних с ней мест. Они пришли послушать Его и получить исцеления от болезней своих. Все стремились прикоснуться к Спасителю, потому что от Него исходила сила и исцеляла всех. Видя перед Собой множество народа, Иисус Христос, окруженный учениками, взошел на возвышение у горы и сел, чтобы учить народ.

Тем самым, Нагорная проповедь в своем буквальном значении - это проповедь, произнесенная на горе.

Нагорная проповедь имеет особое значение среди других проповедей Христа, в ней он указал на то, какими должны быть настоящие его ученики, т.е. все христиане. Единственный раз Христос так много говорит, придавая особое значение именно слову. Нагорной проповеди отводится три больших главы в Евангелии от Матфея.

Нагорная проповедь прежде всего соотносится с заповедями Моисея. И в этом смысле нельзя не сравнить обстоятельства произнесения Нагорной проповеди с обстоятельствами вручения Господом десяти заповедей Закона пророку Моисею, тем самым не сравнить в дальнейшем Ветхозаветный Закон с Новозаветным. Новозаветный Закон - закон любви Спаситель дает людям среди ясного весеннего дня, при тихом веянии прохлады с Галилейского озера, на склонах горы, покрытой зеленью и цветами. В Ветхом Завете Господь дал Закон в бесплодной пустыне, на горе Синае. Тогда грозное, темное облако закрывало вершину горы, гремел гром, сверкали молнии и раздавался трубный звук. Кроме того, никто не смел приблизиться к горе, кроме пророка Моисея, которому Господь вручил десять заповедей Закона.

Считается, что Ветхозаветный Закон - закон строгой правды, а Новозаветный Закон Христов - закон Божьей любви и благодати, который дает людям силу исполнить закон Божий. Сам Иисус Христос сказал:"…не нарушить пришел Я, но исполнить" (Мф. 5:17).

Нагорная проповедь включает в себя девять Заповедей Блаженства, изречение Христа о том, что истинные христиане - соль земли и свет мира, спор с Декалогом / десять ветхозаветных заповедей/, учение о милостыне, о молитве, о посте, о промысле Божием / " Не собирайте себе сокровищ на земле…"/, наставления Христа: " Не судите, да не судимы будете…"; "… вынь прежде бревно из твоего глаза…"; "… не бросайте жемчуга вашего перед свиньями…"; "…просите…, ищите…, стучите…"; "… во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними…"; "Входите тесными вратами…"; "Берегитесь лжепророков…", притчу о доме на песке (по Евангелию от Матфея).

Итак, Нагорная проповедь начинается с произнесения девяти Заповедей Блаженства.

Почему они называются Заповедями Блаженства?

В учебной книге Закона Божия дается следующее объяснение:

"Но что такое блаженство? Это счастье, к которому стремятся все люди.

В чем же счастье? Люди разно об этом думают. Одни видят счастие в знаниях и талантах, другие - в красоте, славе, богатстве, власти над людьми, в почете и уважении к себе окружающих, в любви, в семейной жизни и т.д. Иногда люди и достигают такого счастия, но оно кратковременно и призрачно. Богатый может потерять свое богатство, здоровый неожиданно заболеть, свободный попасть в темницу, умный внезапно лишиться разума и т.д. Всякое счастие непрочно и неподлинно. Истинное же счастие должно быть непреходящим, вечным. По учению Христа, счастие - это Царствие Божие. Быть счастливым, значит быть членом Царства Божия, жить с Богом. Царство Божие начинается здесь, на земле, теперь, а продолжается и вполне осуществляется на небе, в вечности. Счастию в Царстве небесном нет конца. Его никто не может отнять от человека и оно не зависит уже от случайностей. Оно есть блаженство, т.е., совершенное благо, добро, красота и вечная любовь".[3]

Безусловно, это религиозное объяснение, которое предполагает, что человек может быть счастливым, поскольку, и лишившись богатства, и потеряв здоровье, и попав в темницу, он может оставаться настоящим христианином, блаженным, т.е. нищим духом, плачущим, кротким, чистым сердцем и т.д. Но что очень важно - человек должен сделать свой выбор в полном согласии с собой. Быть счастливым - значит быть в полном согласии с собой, но с собой чистым, добрым.

В искусстве, литературе Заповеди Христа всегда рассматривались не столько как религиозные, сколько как нравственные критерии.

Сравним религиозное и светское толкование Заповедей, спросим, как понимают их дети.

Первая Заповедь "Блаженны нищие духом, ибо их есть Царствие Небесное" (Мф. 5:3) имеет несколько толкований.

"Камнем преткновения" стало само понятие "нищие духом". Многие расшифровывали его буквально. Отсюда появилась такая интерпретация: "Блаженны нищие, но духом богатые" (Бруно Бауэр). Отрицательная западная критика Евангелий, в России - Лев Николаевич Толстой, в большей мере ориентировались на текст этой Заповеди, приведенной у св. Луки, где в оригинале значится просто "Блаженны нищие", и истолковывали его в социальном смысле как ублажение "обездоленных", "не имеющих собственности" (Толстой).

Сергей Аверинцев же считает, что эта Заповедь неправильно переведена и читать ее нужно как "Блаженны добровольно нищие"[4].

Те же, кто принимает формулу "Блаженны нищие духом", так объясняют ее смысл.

Протоирей Слободский, автор учебника по Закону Божию, полагает, что "нищие духом" - это такие люди, которые чувствуют и сознают свои грехи и недостатки душевные. Помнят они, что без помощи Божией ничего доброго сами сделать не смогут, а поэтому ничем не хвалятся и не гордятся, ни перед Богом, ни перед людьми. Это люди смиренные"[5].

В учебной книге Закона Божия, репринтном воспроизведении парижского издания 1956 года, говорится:

"Но кто такие нищие?

Обычно нищие ничего своего не имеют и всегда просят помощи у других. Они не стесняются признавать, что все свое пропитание получают как дар.

Нищие духом, так же как и те простые нищие, считают, что ничего своего в душе у них нет и что все духовное богатство свое (таланты) они получают от Бога. Как голодные нищие, они просят у Бога духовной пищи, и Господь питает их плодами Духа Святого. А эти плоды суть: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера. Нищие духом могут сказать о себе словами апостола Павла: "Мы нищие, а всех обогащаем". Их духовное богатство открывает им, а через них и другим, путь в Царство небесное"[6].

Толкуя первую Заповедь, обычно ссылаются на притчу о мытаре и фарисее. В учебной книге Закона Божия, в первой его книге, написанной специально для детей 8 - 12 лет, она пересказывается следующим образом:

"Два человека пришли в Иерусалимский храм помолиться. Один был фарисей, старавшийся исполнять все правила закона Моисея, другой - мытарь.

Мытарями назывались люди, которым было поручено собирать налоги в пользу римлян. Они часто брали больше денег, чем нужно, обижали людей, и их все презирали.

Фарисей молился так:

- Боже, благодарю тебя, что я не такой, как другие люди, грабящие и обижающие, или, например, как этот мытарь. Я пощусь по закону, жертвую то, что закон предписывает.

А мытарь даже не смел поднять своих глаз, он стоял у порога храма и, чувствуя свои грехи, говорил:

- Боже, милостив будь ко мне грешному!

И Господь сказал: -

Для Бога угоднее молитва мытаря, чем фарисея. Бог прощает смиренного, видящего свои грехи, а гордящегося собой и своей праведностью Он смирит"[7].

Автор труда "Толкование Евангелия" Борис Ильич Гладков так комментирует эту притчу: "Гордый своею мнимой праведностью фарисей находил излишним стремиться к совершенству, и потому оно было ему недоступно; мытарь же, сознавший свою духовную нищету и со слезами моливший Бога о милосердии, в этом самом сознании своей греховности, своей духовной нищеты, несет начало стремления к совершенству"[8].

Б.И. Гладков считает, что Заповеди Блаженства, следующие друг за другом, - это своего рода шаги к духовному возрождению человека. Б.И. Гладков пишет: "Первый шаг к этому - сознать свою духовную нищету, свое нравственное ничтожество в сравнении с тем совершенством, к которому надо стремиться… Кто горделиво говорит: я знаю все, тот не станет домогаться приобретения новых и новых знаний, и потому никогда ученым человеком не сделается; а вот Сократ, сознававший ничтожество своих знаний в сравнении с бездною неведомого, сделался величайшим философом и ученым древнего мира. Да, сознание своей духовной нищеты есть первый шаг к самоисправлению, к совершенству; это первый порог на пути и, притом, довольно высокий; не легко перешагнуть его, но крайне необходимо, так как он заграждает дальнейший путь"[9].

Как представляется, нищие духом - это люди, преломившие дух в вечности.

После предпринятых попыток толкования первой Заповеди, мы попросили детей подумать над тем, как они понимают эту Заповедь ( Урок проводился в школе № 11 г.Череповца студенткой 4 курса Гуманитарного института ЧГУ Екатериной Машковской). Семиклассники говорили о том, что нищие духом - это люди, стремящиеся к знанию, осознающие, что знают не так много; понимающие, что у них нет ничего своего, все им дает Бог. Тем самым, дети не отказывались ни от светского, ни от религиозного толкования Заповеди, различая их. Они старались быть убедительными, не прибегали к бытовым комментариям, сохраняя чистоту Заповеди, тонко и точно ощущая библейское слово. На каких-то этапах урока учащиеся даже в чем-то поправляли учителя.

Вторая заповедь Нагорной проповеди: "Блаженны плачущие, ибо они утешатся" (Мф. 5:4).

Священник А. Мень в беседе с прихожанами, посвященной Нагорной проповеди, обратил внимание на то, что настоящим христианином может быть только человек, наделенный способностью чувствовать[10].

Протоирей Серафим Слободский говорит о том, что плачущие - это "люди, которые скорбят и плачут о своих грехах и душевных недостатках"[11].

При чтении Нагорной проповеди важно не только понять смысл каждой отдельной Заповеди, но и увидеть связь между всеми Заповедями.

Б.И. Гладков объясняет связь между первой и второй Заповедями следующим образом: "Сознавший свою духовную нищету - как слепой, которому возвращено зрение; сразу в глаза его бросается то, что так долго было скрыто от него: он видит бездну грехов своих; он понимает, что в них препятствие к дальнейшему шествию по пути к блаженству; он сокрушается, хочет преодолеть это препятствие, в раскаянии плачет, и слезами своими свидетельствует об искреннем желании больше не грешить. Да, истинное раскаяние всегда сопровождается сокрушением и слезами"[12].

Исследовательница Св. Семенова напоминает о том, что Ап. Павел разделял два вида печали: "печаль ради Бога", приводящая к покаянию, и "печаль мирская": (2 Кор. 7:10)[13]

А. Мень выделяет в этой заповеди два момента: "счастливы плачущие, потому что они будут утешены; счастливы плачущие, потому что люди должны принять на себя ответственность мира, скорбь мира … и быть не стоиками, а теми, кто разделяет с людьми их радости и печали"[14]. Он вспоминает Ап. Павла, который говорил "не подбодряйте плачущих", а "плачьте с плачущими" (Послание римлянам).

Дети говорили о том, что плачущие - это неравнодушные. Они сами наметили связь этой Заповеди со следующей: не всякий плач дает утешение. Б.И. Гладков предлагает подумать над словами Иоанна Кронштадского: "Плачет безсильная злоба; плачет униженная гордость; плачет неудовлетворенная суетность; плачет оскорбленное самолюбие… и мало ли бывает суетных слез? Сколько неудовлетворенных страстей, сколько малодушных, столько и пустых слез; но это слезы грешныя, слезы бесполезныя, слезы крайне вредныя для плачущих, ибо причиняют смерть душе"/ Из бесед Иоанна Кронштадского о блаженствах/.

Далее Б.И.Гладков продолжает: "Смиренномудрые, оплакивающие свои и своих братьев грехи, доходят до такого душевного спокойствия, что не раздражают никого и сами ни на кого не гневаются; смирение и самоосуждение делает их кроткими; а если кротость есть необходимое следствие этих свойств души, ведущих в жизнь вечную, то понятно, что надо быть кротким, чтобы войти в Царство Небесное. Поэтому Иисус и говорит: блаженны кроткие"[15].

Третья Заповедь Блаженства: "Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю" (Мф. 5:5).

А.Мень обращает внимание на то, что "кроткие - это не "кроткие" в обычном словоупотреблении, это библейский термин. Он считает, что "это надо почувствовать, потому что переводы наши несовершенны не в силу нерадивости переводчиков, а потому, что не всегда хватает терминов. "Кроткий" - "аннавим", на библейском языке - это значит "не торжествующий", не занимающий какого-то, скажем так, престижного места в гонке и давке жизни"[16].

Также А. Мень говорит о том, что "кроткие" - это определенная категория людей в Ветхом Завете, аналогию которым сейчас мы можем найти с трудом. А. Мень полагает, что возможна аналогия с личностью Махатмы Ганди. Он спорит с Л.Н. Толстым, толковавшим христианскую кротость как непротивление злу насилием. А. Мень убежден, что … это кротость другая. Это противостояние злу! Не противостояние в зле, а именно "стояние"[17].

Семиклассникам было предложено подумать над тем, как они понимают наставление Христа "Но кто ударит тебя в правую щеку, твою, обрати к нему и другую" (Мф. 5:39).

Дети говорили о том, что было бы не совсем правильно воспринимать это изречение буквально, смысл его заключается в том, что нельзя на зло отвечать злом, добро надо защищать добром.

Как представляется, кроткие - это люди, не преступающие черты в сознании своей духовной нищеты, тонко ощущающие меру, проявляющие свою кротость и в горе, и в радости.

В восприятии семиклассников, кроткие - люди честные, бескорыстные.

Четвертая Заповедь: "Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся" (Мф. 5:6).

"Что же это за правда? - задает вопрос С. Семенова. - Неужели лишь ревностное исполнение библейского закона или общечеловеческих норм добра и справедливости, как это утверждали новейшие гуманистические критики христианства? А сам Христос при этом встает лишь в ряд великих мировых учителей нравственности?" С. Семенова так отвечает на этот вопрос: "Нет, евангельская правда светит в своей таинственной глубине вовсе не этими почтенными, здравыми смыслами. Уже у пророков звучит: "Господь - оправдание наше" (Иер. 23:6) и "правда вечная" (Дан. 9: 24), а Ап. Павел уже прямо совмещает "правду" с "оправданием" человека его верой в искупительный подвиг Христа. У христиан появилась своя, "безумная" перед миром сем правда, правда веры в Христа, распятого и воскресшего, правда новой логики, утвердившей этот священный факт как пример, образец будущего всеобщего воскресения, иными словами, правда веры в искупление своей смертоносной природы, в возможность избавления "от сего тела смерти" (Рим. 7:24) и входа в Царствие Небесное.[18]

Учебник Закона Божия так интерпретирует эту Заповедь:

"Как голодные думают только о хлебе и всюду ищут его, чтобы насытиться; и как истомившийся от жажды готов всегда заплатить любую цену за глоток свежей воды, - так есть люди, которые всюду ищут правды жизни.

Одни надеются найти правду в науке, другие в искусстве, третьи в технике, иные в общественной жизни, в служении людям, в любви к Богу. Если это люди бескорыстные и настойчивые, каким бы путем они не шли, в личности Господа Иисуса Христа и Его учении о Царстве Божием, рано или поздно они найдут живую правду. "Просите, и дано будет вам, - сказал Христос, - ищите и найдете, стучите и отворят вам".

Полное удовлетворение духовной правдой и познание Правды Божией осуществляется в вечных обителях Царства Небесного; но и здесь в земной жизни люди алчущие и жаждущие правды насыщаются истинным счастием и радостью в познании тайн Божьего мира"[19].

Пятая Заповедь: "Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут" (Мф. 5:7).

Совершенно очевидна связь этой Заповеди со всеми предшествующими: нищие духом, плачущие, кроткие, алчущие правды не могут не быть милостивыми.

Шестая Заповедь: "Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят" (Мф. 5:8).

Интересны размышления С. Семеновой по поводу этой Заповеди: "Чистые сердцем - такая редкость в человечестве! Кто обладает по-настоящему чистым, не лукавым, не двоящимся хоть на йоту нутром? Больше всего, конечно, дети, и Христово: "Будьте как дети" - тут дополнение и раскрытие".[20] С.Семенова говорит о возможности очищения сердца через милосердие к ближним.

А.Мень: "Что такое чистота сердца? Самое странное, что это нельзя определить!.. Это сердце, которое любит! Которое открыто"[21].

Чистые сердцем дети действительно увидели самое главное. Они говорили о том, что собственно и определяет разницу между Новозаветным и Ветхозаветным Законом: чистые сердцем не просто не поступают плохо, они не могут даже помыслить о плохом.

Седьмая Заповедь: "Блаженны миротворцы, ибо они будут названы сынами Божиими" (Мф. 5:9).

Христос приходит с вестью о мире, где принципом связи всего со сем является Любовь и умиротворение. С. Семенова обращает внимание на то, что Христос - "по-преимуществу умиротворитель, соединитель всего разрозненного, и прежде всего двух столь далеко отстоящих друг от друга инстанций бытия: Бога и людей, и, наконец, людей между собой. Недаром в прощальной беседе перед крестом Иисус завещает ученикам: "Мир оставляю вам, мир Мой даю вам" (Ин. 14:27)"[22].

Считается, что восьмая и девятая Заповеди - "Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное" (Мф. 5:10), "Блаженны вы; когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня" (Мф. 5:11) - адресованы избранным, апостолам, подвижникам веры. Однако дети говорили, что, по их мнению, изречения Христа "Вы - соль земли", "Вы - свет мира" (Мф. 5:13; 5:14) адресованы каждому человеку.

Все другие фрагменты Нагорной проповеди объясняются Заповедями Блаженства, и смысл их становится понятен только после осмысления Заповедей.

2 часть 5 главы - спор с Декалогом: "Вы слышали, что сказано древним: "не убивай; кто же убьет, подлежит суду". А Я говорю вам, что всякий гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду…" (Мф. 5:21 - 22); "Еще слышали вы, что сказано древним: "не преступай клятвы, но исполняй пред Господом клятвы твои". А Я говорю вам: не клянись вовсе… да будет слово ваше: "да, да", "нет, нет"; а что сверх этого, то от лукавого" (Мф. 5:33 - 34, 37); "Вы слышали, что сказано: "око за око, и зуб за зуб". А Я говорю вам: не противиться злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую…" (Мф. 5:38 - 39); "Вы слышали, что сказано: "люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего". А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас…Ибо, если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? Не то же ли делают и мытари? И если вы приветствуете только братьев ваших, что особенного делаете? Не так же ли поступают и язычники? Итак будьте совершенны, как совершенен Отец ваш Небесный" (Мф. 5:43, 46 - 48).

Для Моисея важно не совершить, не нарушить, соблюсти меру мести ("око за око и зуб за зуб"), отличить ближнего от врага, для Христа - очистить помыслы - тогда не совершишь, не нарушишь, возлюбишь врага своего, потому что поймешь, как несчастлив он в своем несовершенстве. Очищение помыслов дает следование Заповедям Блаженства. Поэтому Христос говорит: "…не нарушить пришел Я, но исполнить" (Мф. 5:17).

Заповедями же продиктованы изречения Христа: "Ибо, говорю вам, если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев, то вы не войдете в Царство Небесное"; "Смотрите, не творите милостыни вашей пред людьми с тем, чтобы они видели вас…" (Мф. 5:20; 6:1).

Также можно попросить детей соотнести с Заповедями изречения Христа: "Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут; Но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль и ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут…" (Мф. 6:19 - 20).

На вопрос: "Как узнать, не стал ли ты собирать себе сокровища на земле, ведь человек не может не есть, не пить, не одеваться, не иметь дома и т.д.?" Христос отвечает: "Ибо, где сокровище ваше, там будет и сердце ваше" (Мф. 6:21). Можно не быть богатым, но при этом не создавать себе сокровищ на небе, если в сердце поселилась зависть, а все помыслы устремлены к богатству.

Автор труда "Православие и русская литература" М.И. Дунаев считает, что "в этой великой Заповеди" определена сокровенная суть двух пониманий смысла человеческой жизни, как и двух различных типов мышления, двух типов культуры"[23].Он убежден, что "главная тема русской литературы - противоборство двух раздирающих душу и сердце наше стремлений - к сокровищам небесным и сокровищам земным"[24]. Более того, М.М. Дунаев настаивает на том, что вся русская литература пронизана христианскими мотивами.

С.Е. Шамаева в своей работе "Библия и преподавание литературы" предлагает вместе с учащимися поразмышлять над тем, как идеи Нагорной проповеди реализуются в произведениях литературы, например, как идея о красоте живой, естественной, которая, несомненно, лучше красоты, созданной человеческими руками ("Посмотрите на полевые лилии, как они растут: не трудятся, ни прядут; Но говорю вам, что и Соломон во всей славе своей не одевался так, как всякая из них…" (Мф. 6: 28 - 29) интерпретируется Г.Х. Андерсоном в сказке "Соловей", или как идея о том, что зло побеждается добром, воплощается в повести В. Железникова "Чучело"[25].

Нагорная проповедь заканчивается притчей о доме на песке. Христос уподобляет всякого, кто слушает слова Его и исполняет их, мужу благоразумному, который построил дом свой на камне, а всякого, кто слушает слова Его и не исполняет их, человеку безрассудному, который построил дом свой на песке.

Хочется обратить внимание еще на два изречения Христа: "Входите тесными вратами; потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими…" (Мф. 7:13); "Берегитесь лжепророков…" (Мф. 7:15). Входите тесными вратами - т.е. живите по Заповедям Блаженства. И может быть, осознание Заповедей, знания, полученные от умного и доброго школьного учителя, защитят детей от лжепророков. "По плодам их узнаете их. Собирают ли с терновника виноград или с репейника смоквы?" (Мф. 7:16).

При чтении Нагорной проповеди постоянно следует обращать внимание на то, что проповедь не поддается буквальному толкованию, ни религиозному, ни светскому.

Безусловно, смысловое богатство Нагорной проповеди, произнесенной Христом в лето 28 года вблизи Капернаума, не исчерпать никакими комментариями и толкованиями, каждое новое обращение к ней - это маленькая ступень в восхождении по высокой лестнице длиною в жизнь.


[1]Библейская энциклопедия. - Репринтное издание. - М., 1990. - С.582.

[2]Толковый словарь русского языка: В 4 т. Т. 3 / Под ред. проф. Д. Ушакова. - М., 1996. - С. 983.

[3]Закон Божий. Третья книга о православной вере. - М., 1991. - С. 89.

[4]Мифы народов мира: Энциклопедия: В 2 т. / Гл. ред. С.А. Токарев. - М., 1997. - Т. 1. - С. 493.

[5]Закон божий. - СПБ., 1998. - С. 261.

[6]Закон божий. Третья книга о православной вере. - М., 1991. - С. 89 - 90.

[7]Закон божий. Первая книга о православной вере. - М., 1991. - С. 156.

[8]Гладков Б. Толкование Евангелия. - М., 1991. - С. 194.

[9]Там же. - С. 194.

[10]Мень А. Заповеди Блаженства // Наука и религия. - 1995. - № 5. - С. 43.

[11]Закон Божий. - СПб., 1998. - С. 261.

[12]Гладков Б. Толкование Евангелия. - М., 1991. - С. 195.

[13]Семенова С. Нагорная проповедь // Литературная учеба. - 1994. - № 5.- С. 181.

[14]Мень А. Заповеди Блаженства // Наука и религия. - 1995.- № 5.- С. 43.

[15]Гладков Б. Толкование Евангелия. - М., 1991. - С. 195.

[16]Мень А. Заповеди Блаженства // Наука и религия. - 1995.- № 5.- С. 43.

[17]Гладков Б. Толкование Евангелия. - М., 1991. - С. 195.

[18]Семенова С. Нагорная проповедь // Литературная учеба. - 1994.- № 5.- С. 182.

[19]Закон Божий. Третья книга о православной вере. - М., 1991.- С. 91 - 92.

[20]Семенова С. Нагорная проповедь // Литературная учеба. - 1994. - № 5. - С. 183.

[21]Мень А. Заповеди Блаженства // Наука и религия. - 1995.- № 5. - С. 44.

[22]Семенова С. Нагорная проповедь // Литературная учеба. - 1994. - № 5. - С. 183 - 184.

[23]Дунаев М.М. Православие и русская литература: Учеб. пособие для студентов духовных академий и семинарий: В 5 ч. Ч. 1. - М.: Христианская литература, 1996. - С. 8.

[24]Там же. - С. 10.

[25]Шамаева С.Е. Библия и преподавание литературы. - Воронеж,1996.